16.11.2021 12:39
PRO Компании

Кирилл Меньшов, «Ростелеком»: как маленькие компании зарабатывают на большой аналитике

В ближайшие годы любой бизнес может «взлететь», используя Data-аналитику, уверены в ПАО «Ростелеком». Старший вице-президент компании по информационным технологиям Кирилл Меньшов рассказал в интервью TelecomDaily, почему работа с данными при принятии операционных решений уже доступна и небольшим игрокам.

Пандемия изменила и сознание руководителей, и бизнес-процессы очень многих компаний. Можно ли говорить о том, что с этого времени заказчики стали активнее внедрять новые цифровые сервисы? На какие из них вы видите повышенный спрос?

Конечно, пандемия сильно сказалась на обществе и бизнесе. Число цифровых сервисов, безусловно, выросло, как и их роль. В момент появления пандемии наибольший акцент был сосредоточен на сервисах для организации удаленной работы, компании в первую очередь решали этот вопрос. Весь прошлый год мы наблюдали высокий спрос на средства удаленной работы для сотрудников: удаленные рабочие столы, усиленные каналы связи, в том числе для работы сотрудников из дома. Это также и продукты по информационной безопасности для того, чтобы все это работало как снаружи, так и изнутри. Этот пласт сервисов представлен в «Ростелекоме» достаточно основательно.

По мере того, как компании научились работать удаленно, волна спроса начала меняться. Волны пандемии и локдаунов чередуются: сотрудники вышли в офис, потом вернулись обратно, снова вышли. Все уже понимают, что это надолго. Поэтому сейчас наблюдается достаточно высокий спрос на сервисы, развивающие концепции современного мира. Это, например, управление работающими сотрудниками удаленно, гибридные офисы.

Если у вас гибридный офис, появляются площадки общего доступа, возникает потребность в бронировании рабочих мест (плюс возможность делать заранее бронирование в коворкинге), управлять коллаборативными продуктами и командами. Также многих заказчиков стало интересовать управление эффективностью при работе удаленно. Это всевозможный софт, который позволяет понять, как лучше организовать сотрудников, как оценить цифровую среду.

Если говорить не о B2B, а о потребительском секторе, то повышается спрос на цифровые развлечения, как, впрочем, и на традиционные телеком-услуги. Резюмирую: в прошлом году компании учились работать удаленно, а сегодня, уже научившись, решают текущую проблематику для гибридной работы.        

Эти изменения носят устойчивый характер? С началом прививочной кампании 2021 казалось, что новых локдаунов в ближайшей перспективе не наступит — это могло влиять на поведение заказчиков. Сейчас ситуация снова поменялась — есть ли реакция на этот ноябрьский локдаун или спрос не может быть таким молниеносным?

Сейчас в целом ситуация в головах уже выглядит немного по-другому. Вне зависимости от локдаунов, многие уже привыкли работать в гибридном режиме, от этого уже очень сложно отказаться. Как человеку, который пересел на автомобиль, сложно вернуться обратно на общественный транспорт. Уже можно более гибко управлять своим рабочим днем, больше времени проводить в семье, не тратить 2-3 часа на дорогу.

Плюс есть ряд профессий, востребованность которых позволяет людям во-многом определять условия собственной работы. IT-специалисты как раз относятся к этой категории и все чаще диктуют этот принцип остальному рынку. Все больше компании перестраиваются на гибридную работу на постоянной основе. А «ковидные» волны еще больше подталкивают к пониманию, что принцип работы и впредь будет цикличным и реактивным. Смена режимов должна стать нормой для бизнеса, где необходимо четко понимать алгоритмы организации труда. Ничего не должно ломаться при переходе в тот или иной режим. И эта потребность отражается в спросе на наши продукты.    

Работа с данными вышла на первый план у по-настоящему больших компаний: операторов связи, крупных ритейлеров, перевозчиков и т.д. Есть ли предпосылки к тому, что данные берут на службу небольшие B2B-игроки?

Безусловно. С точки зрения данных, бизнес-общество и айтишники уже прошли долгий эволюционный путь. Если раньше работа с данными была очень дорогим удовольствием и на этом рынке доминировали иностранные игроки, которые очень дорого продавали программно-аппаратные продукты, то следующим этапом мы перешли на open source — да, с дорогими командами разработчиков, но уже не завися от вендоров. Уже сейчас появляется большое количество облачных продуктов, и, в принципе, поставщиков данных на рынке. В частности, «Ростелеком» с ВТБ и рядом других партнеров.

У нас есть совместное предприятие «Платформа больших данных», которое еще больше демократизирует доступ к данным. Например, дает доступ к геоинформационной платформе, саму по себе которую мало кто может себе позволить.  Но даже если у вас есть всего один парикмахерский салон и вы думаете, где бы вам открыть второй, то с помощью этой платформы достаточно бюджетно можно понять, какие салоны находятся рядом, какова проходимость в разное время суток, где какая стоимость недвижимости и на основе этого анализа принять оптимальное решение.

Конечно, крупные компании продолжат самостоятельно развивать такие продукты внутри своей структуры. Но для небольших игроков появляется все больше вариантов для использования данных в операционных решениях. Сейчас еще не все компании это понимают, и, видимо, самые расторопные получат конкурентное преимущество.

Как внутри компании происходит работа с данными? Если выбирать между Data-аналитикой, развитием технологий, корпоративной культуры, ростом сотрудников как специалистов — на что делают упор ваши клиенты?

Здесь нет «серебряной пули»: того, что можно реализовывать, полностью игнорируя остальное. Есть определенная последовательность, в рамках которой можно развивать организацию и ее менять. И эти степени взросления плохо перепрыгивать.

В нашей философии сначала необходимо развить технологии, а также правильные методологии и IT-команды, которые умеют работать с данными и собирать их. После этого встает вопрос, каким образом на основе этих данных строить аналитику: как использовать искусственный интеллект, где должно быть озеро данных, где data scientists, которые умеют с этими данными работать, их формировать. Поверх тех данных, которые вы просто собираете и строите базовый отчет, надо научиться их анализировать и принимать какие-то решения. Когда этот этап пройден, становится актуальным следующий — и он сегодня является для нас ключевым. Это трансформация культуры принятия решений в организации в подход DataDriven.

Как бы вы описали DataDriven-культуру, что это такое? Кто должен быть ее драйвером — бизнес или IT-рынок?

Для нас принципиальное отличие DataDriven-культуры от классической организации, где просто происходит работа с данными, заключается в философии и в методике принятия решений: челлендже этих решений, их оспаривании. Это скорее понятие культуры: насколько люди доверяют другим решениям, не подкрепленными данными. Когда люди объясняют решения, понимают ли они, на каких данных они построены, почему они именно такие, а не другие. Используют ли люди аналитику компании, когда проводят операционные совещания. Это ключевое отличие. Очень многие организации до сих пор используют данные для объяснения своих решений, но не основываются на них для их принятия. Это сложный момент, он требует определенного времени для перестройки. И это для нас сейчас тоже очень важно.

Как DataDriven помогает компаниям зарабатывать?

Данные всегда помогают зарабатывать. Наша «Платформа больших данных» приносит деньги просто за счет наличия данных. Это как нефтяная скважина. У нас простой подход: компания развивается, но мы искренне верим, что данные – это новая нефть, и мы их выкачиваем. Для нас важен ИИ и предиктивные модели, которые мы применяем достаточно широко. Например, у нас есть видеосервис Wink. И от того, как вы умеете понимать своего пользователя и ставить на полку нужное, прямо зависит, сколько денег он потратит. И здесь мало что имеет значение, кроме предсказательной модели.

А с точки зрения практического бизнеса для нас очень важны модели оттока, когда мы можем предсказать, в какой момент какой клиент захочет разорвать с нами отношения и превентивно его удержать. Или понять, какому абоненту можно предложить наши дополнительные услуги и сервисы. Или речь идет о потенциальном абоненте.

У нас много данных и совершенствование моделей их использование – в максимальном фокусе нашего внимания.    

Наблюдаете ли вы конфликт между различными подходами в работе с данными — между классической аналитикой и внедрением анализа данных в бизнес-процессы?

Нет, мы такой тенденции не видим. Очевидно, что все, так или иначе связанное с работой данных, будет сосуществовать вместе. Вы научились собирать данные — вы продолжите их собирать. Вы научились строить регулярную базовую отчетность – вы продолжите ее развивать и строить. Вы научились поверх нее строить сложную аналитику – вы продолжите это делать, потому что теперь на это тоже есть спрос. Вы научились работать с моделями искусственного интеллекта – вы и это продолжите развивать, потому что на это тоже есть спрос. Каждый следующий этап накладывается на предыдущий, никаким образом его не отменяя. Распределение усилий между ними для нас во многом определяется внешним спросом, нашими внутренними заказчиками, мы стараемся держать в фокусе все.    

При внедрении цифровых сервисов, в частности Big Data, испытываете ли влияние государственной политики импортозамещения? Это помогает или наоборот?

Нам помогает, но у нас достаточно экзотическая ситуация. Во многих других областях у нас ситуация выглядит не так. Но в данных мы сделали ставку на open source и отказ от внешних вендоров. Сейчас у нас практически не используются зарубежные решения, мы разрабатываем продукты собственными командами. По сути, мы пошли по пути Amazon: мы разработали наши продукты, перевели на них «Ростелеком», а теперь несем наши продукты рынку. И, поскольку это продукты российские, мы являемся прямым бенефициаром государственной политики.

Это решение мы приняли очень давно, и теперь в реестре российского ПО 80% — наша продукция по работе с данными. А через некоторое время мы доведем ее до 100%. В этом смысле государство формирует дополнительный спрос на наши продукты, а нам это позволяет увеличить инвестиции в продукты, в том числе для самих себя.

Авторы: Наталия Веденеева
Тэги: Ростелеком,Рынок
Рубрики: Наука и технологии,Интервью